ДЕЛОВЫЕ ТЕСТЫ
www.businesstest.ru
Опубликован 27.07.2022 17:14
Зачем нужны "жестокие" игры? Фольклор и профилактика виктимности детей

Московский государственный психолого-педагогический университет. Зачем нужны "жестокие" игры? Фольклор и профилактика виктимности детей

Виктимность проявляется как потеря самообладания в ситуации внезапной внешней агрессии. Для профилактики виктимности детей и подростков предлагается использовать коррекционно-профилактические ресурсы народных игр (фольклора) с быстро изменяющимися ситуациями и сменой ролей, в которых участники должны ориентироваться и действовать.

 Виктимность является одной из современных проблем. Это понятие определяется как «неспособность избежать опасность там, где она объективно была предотвратима» (Л.В. Франк). Одной из причин виктимного поведения может быть неготовность человека противостоять агрессии. Окруженные чрезмерной заботой, опекой со стороны значимых взрослых и толерантностью, как ватой, наши дети зачастую вырастают людьми, беззащитными перед любым актом агрессии по отношению к ним.

Нередко приходится наблюдать, как случайно сталкиваясь в час пик в транспортной давке, люди невольно причиняют физическую боль друг другу. Одни бледнеют от страха, другие краснеют от гнева и в состоянии аффекта готовы сбросить друг друга на рельсы. Только случайность или вмешательство других помогает это предотвратить. Психологически неготовыми к такому физическому контакту оказывается и «агрессор», и его «жертва». То же происходит и в ситуации криминального насилия, когда преступнику (грабителю, насильнику) достаточно стукнуть жертву посильнее, чтобы она потеряла самообладание и способность противостоять насилию. Удивительно, но в обычной жизни разумные люди, при неожиданном и необычном по силе и внезапности физическом или эмоциональном воздействии теряют способность разумно рассуждать, принимать решения и действовать. То есть вполне дееспособные люди приходят в беспомощное состояние.

И здесь возникает ряд вопросов. А есть ли люди, которые в таких ситуациях не теряются? Что это за люди? Почему они не теряются? Чем отличается их личный опыт от опыта тех людей, которые теряются? Что делать, чтобы люди не терялись в подобных ситуациях? Мы отвечаем на эти вопросы, полагая, что, если бы такие люди имели свой опыт  подобных эмоциональных и физических контактов, то  внезапное воздействие не вызвало бы с их стороны шокового состояния и неадекватного ответа. Чем является  такое внезапное воздействие, с точки зрения восприятия человека? Он жил и все ему было ясно в его ситуации, он знал, что будет дальше, контролировал свою жизнь, знал, что и как делать в последующие моменты. При воздействии внешнего стрессогенного фактора (конфликт, ссора, агрессия, физическое и эмоциональное насилие и т.д.) его жизненная ситуация резко меняется (чем сильнее воздействие, тем существеннее отличается новая ситуация от прежней) и человек теряется, не знает, как себя вести – ступор или аффект (и то и другое - малоосмысленное поведение). Однако известно, что есть люди более устойчивые к преодолению и проживанию таких ситуаций. Например, участники силовых противоборств, и, наверное, боксер или стритрейсер (эмоции и травмы), или альпинист, или цирковой акробат из группы акробатов, не смутились бы от внезапного толчка в метро или в переулке. К сожалению, большинство современных людей такой устойчивостью к преодолению стрессовых, кризисных ситуаций не обладают.

Вместе с тем, в традиционной культуре подобные ситуации проживались еще в детстве, в частности в народных играх. Именно в них приобретался необходимый многообразный опыт взаимодействия с другими. Только в конце 19 века было описано более 200 бытовавших традиционных подвижных игр (Покровский Е.А.), в настоящее время у большинства детей их число выражается однозначной цифрой. Вряд ли можно найти лучшие ситуации, чем дворовая игра, где участники, не получив травмы, могли бы приобрести  опыт реагирования на внезапные воздействия физического контакта. Современные дети последних поколений вовсе лишены этого опыта.

И здесь вновь возникает ряд важных вопросов: выясняют ли свои отношения сегодняшние дети, особенно мальчишки, с помощью драки?  Или они предпочитают выяснять отношения с помощью игр в гаджетах, забывая при этом, что у человека есть и физическое тело, которое также требует внимания! Драки — это плохо или хорошо (плохо, если они не умеют драться, не умеют постоять за себя, за товарища, не умеют отразить агрессию или «превышают пределы необходимой самообороны»)? Входит ли в систему семейного воспитания способность противостоять насилию? Мы, прежде всего, обращаем внимание на насилие, хотя неожиданные изменения ситуации не обязательно могут быть с ним связаны. Вывести из равновесия может и захлопнувшаяся перед носом дверь в метро.

Почему дети конфликтуют? Если обратимся к опыту, то увидим, что мальчишки, не желая пугаться, ищут возможность в разной степени ситуаций конфликтных (отчасти и дружеских драк), чтобы пережить  страх противостояния, и побороть его. Это естественный процесс, наверное, и у девочек, но он проходит у них как-то по-своему. Только, помешав этому процессу, можно вырастить  неустойчивых людей. С чем мы и сталкиваемся в современной жизни сегодня.

Традиционная культура имеет для выработки жизненно необходимых качеств особые ресурсы - традиционные подвижные игры, среди которых есть и достаточно жесткие, опыт, пребывания в которых и мог бы служить профилактикой виктимности. В традиционной игре участники получают опыт не теряться в ситуации причинения им боли, умение противостоять силовому воздействию (похожему внешне на насилие) в разных формах. На наш взгляд, весь этот опыт с малых лет накапливается в уличных играх, а сейчас «тренировочная площадка» переместилась в многочисленные спортивные залы силовых единоборств. Родители водят детей в залы, где их (и они) бьют больно по правилам спортивных видов силовых противостояний. Т.е. и опыт прежних времен, и современная практика «подготовки к жизни» говорит о необходимости контактных взаимодействий, сопряженных с болью. Только раньше это обеспечивали сверстники и родители, а сейчас специально обученные люди.

В традиционных играх представлено большое количество ситуаций, где ребенок (или подросток) попадает в трудное положение, переживает, преодолевает его и выходит из него, приобретая опыт поведения в таких ситуациях. В арсенале народных игр есть те, в которых предусмотрены самые разные формы воздействия в рамках жестких игровых правил. Это и щипки, шлепки («Пузырь»), и щелбаны, и пинки, и дергание за волосы, и растяжки («Пузырь», «Города»), и толчки («Хрен», «Пузырь»), и рывки («Хрен»), и придавливания («Червячки»), и скручивания («Крапивка»), и, наконец, удары жгутом («Номера», «Жгут идет»). Это - и регламентированные меры наказания за нарушения игровых правил, и расчеты с проигравшими, и сами игровые правила, согласно которым добровольно подвергающимся силовому, часто сопряженному с болью, воздействию (мы не говорим «насилию») предоставляется возможность избежать его, проявив определенную смекалку и ловкость. И всё это - в сочетании со смехом, азартом и радостью. Наблюдение за детьми в играх показывает их большую эмоциональную включенность в игру и хорошую динамику отношения к напряженным игровым ситуациям. Такая, единственно известная почти всем детям игра, как «Каравай» для трехлетнего ребенка, не игравшего в нее, является страшной игрой, многие дети не могут выйти в центр круга в одиночку без ассистента, которым бывает или родитель, или воспитатель, ведущий игру. Но уже на второй, третий кон дети преодолевают свою неспособность противостоять кругу и принимать решение в трудной для себя ситуации. Некоторые дети впервые сталкиваются с ситуацией личного выбора сразу после ситуации противостояния кругу («вот такой ужины»), они теряются и не могут сделать выбор. Такое же психологически трудное состояние проживают и преодолевают дети в играх «Тетера», «Коршун», «Ворон Иван Петрович». Выработке самообладания, способности предвидеть ситуацию и влиять на нее способствуют правила игры со сменой ролей «агрессора» и подвергающегося воздействию.

Смена ролей представлена в игре «Коршун»: от роли неизбежной жертвы к роли «агрессора» Коршуна. В «Вороне И.П.» тоже есть ситуация, когда дети сначала боятся поодиночке и вместе, но, преодолевая страх, перетерпев его, в итоге щиплют убегающего от них Ворона.

Более жесткие игры с выраженным болевым воздействием существуют для подростков. Прежде всего, это игры с битьем («Жгут идет», «Хранитель жгута», «Номера») и игры с силовым противодействием, такие как «Города». В этих играх подросток всегда неожиданно попадает в ситуацию, когда его больно бьют жгутом, а он должен предпринять действия по своей защите или защите того, кого бьют. Приведем выдержки из рефлексивных откликов наших студентов: «После первого сыгранного кона я совершенно не понимала к чему вся эта жестокость и неоправданная боль. Только потом я поняла. Именно в тот момент, когда ты сидишь, вцепившись в стул, кричишь от боли (потому что тебя бьют жгутом), ты должен сказать нужное число. Это учит человека быстро и правильно принимать решение в стрессовой и экстренной ситуации. Я думаю, что это игра помогает людям и подготавливает их к малоприятным моментам в жизни». «В миг одни эмоции сменяются другими. У некоторых возникает досада, печаль, грусть и даже ужас, когда ты кричишь, зовешь на помощь (называешь номер), но тебя не слышат. К тебе не идут! А ведь и это очень важно испытать! Так как, увы, в жизни такое тоже случается. И не так редко, как бы нам хотелось. Несомненно, на протяжении игры тебя сопровождают чувства счастья и радости».

Ощущение счастья от игр с битьем связано с обретением всех вышеперечисленных знаний и, в первую очередь, о себе, преодолением  своей первоначальной немощи перед ситуацией. В игре всё выстроено так, чтобы человек испытал себя, проверил, познал и вышел более цельным, сильным, с более адекватным самоосознанием. Подросток после такого испытания будет знать о себе намного больше. И не только знать, но и получить практический опыт собственного реагирования!

Названные выше игровые ситуации, по нашему мнению, можно квалифицировать как профилактические в отношении такого личностного свойства как виктимность. К сожалению, естественная профилактическая среда (повседневная игровая практика детей, как дома, так и в образовательных учреждениях) в настоящее время крайне обеднена такими играми. Поэтому фольклорные игровые программы, которые отличает особая насыщенность профилактическими и коррекционными ресурсами могут стать, при соответствующей подготовке ведущих, хорошим профессиональным средством профилактики виктимности.

Такое понимание значения культуры в форме традиционной (народной, фольклорной) игры определило открытие специального курса «Организация досуга детей и подростков» в рамках программы специалитета  «Педагогика и психология девиантного поведения» факультета юридической психологии в МГППУ.

Авторы: преподаватели юридической психологии и права факультета “Юридическая психология”  ФГБОУ ВО МГППУ: Чернушевич Владимир Анатольевич, доцент, руководитель Учебно-производственной лаборатории; Чупракова Нина Николаевна, старший преподаватель; Куприянова Екатерина Анатольевна, старший преподаватель.



Ньюсмейкер: Московский государственный психолого-педагогический университет
Сайт: mgppu.ru/project/83
2000 - 2022 © НДП "Альянс Медиа"
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100